Свяжитесь с нами

Новости

Линейные и нелинейные методы воздействия власти на граждан

Иван Феоктистов

Опубликовано

Линейные и нелинейные методы воздействия власти на граждан

Мы живем в мире воздействий, которые подталкивают нас к изменению поведения в ту или иную сторону. Эти воздействия могут прямыми, или линейными, и непрямыми, или нелинейными. Кстати, перестройка была такой же поведенческой войной непрямого порядка, когда декларировалось одно, а делалось другое. Нелинейность считается приметой именно стратегического, а не тактического уровня. Раз ее сложнее заметить, то ей сложнее и сопротивляться.

Линейность понятна и прозрачна. Если на столбе написано “Не влезай, убьет”, то данное действие вводится в число запрещенных. Здесь даже заранее заложено наказание. Причем этот запрет носит официальный характер. А официальный – значит, прямой. Он всегда будет связан с наказанием за нарушение.

Принимает вид прямого, то есть линейного воздействия, и повышение публичности запрета, например, высказывание его с помощью медиа. В этом случае негатив перестает быть негативом о конкретном объекте, а становится правилом, определяющим, что такое хорошо и что такое плохо.

И тут вновь на помощь приходят телепропагандисты. Например, В. Соловьев не имеет ни минуты покоя, он успевает не только свои передачи вести, но и раздавать “метки” тем, кто уклоняется от правильных мыслей. Вот его мнение по поводу К. Собчак, которая в своем инстаграме 9 мая заявила, что поздравления ветеранов в тиктоках и бряцание оружием на Красной площади вызывают у нее неприятие: “Слова Собчак вызвали ярость у Владимира Соловьева, который в прямом эфире своей программы «Соловьев LIVE» пригрозил коллеге. По словам Соловьева, «любую подлость, пошлость и мерзость» со стороны Собчак прикрывает память о ее отце. «Тебе можно все! Потому что потом ты падёшь на колени, будешь рыдать, раскаиваться, пошлешь маму – все понятно про тебя. И будут отмаливать и уговаривать, чтобы взяли на очередной канал, где ты загадишь очередное шоу, в очередной раз не дав никаких рейтингов. Ты – антирейтинг, это известно» [1].

Когда народный артист России Д. Назаров выложил в сеть видео с такими стихами:

Зачем в барьерах вся Россия? Зачем оттачивать парад? Парад чего? Парад бессилия? Парад запретов и оград? Парад расстрелянных пособий? Убитый пенсионный фонд? Забытой славы и надгробий? И фронт, развернутый в народ. Воинственные железяки везут воинственных ребят. Росгвардия и автозаки замкнут бессмысленный парад.

И здесь снова “пропагандист Владимир Соловьев был гораздо более категоричен и никаких ссылок на здоровье не принял, потребовав даже уволить актера из театра: «Читать такую пошлятину – в принципе стыд и позор. Читать на камеру не выучив, с клишированными, бульварными интонациями, будучи артистом – вдвойне стыд и позор. А уж для «народного» и «заслуженного» так и вовсе заявка на профнепригодность…” ([2], см. также  [3]).

И развернулась целая эпопея: “В сети пост актер был раскритикован множеством пользователей, а руководитель телеканала «Матч ТВ» Тина Канделаки назвала Назарова русофобом. Спросили у актера о его отношении к этому празднику и не боится ли он последствий своего высказывания. [Его ответ был таков]: “зачем эта помпезность, эти бесконечные репетиции, сжигание сил, времени, денег, а также паралич городов, где предстоит парад? И 800 миллионов, которые были потрачены на это, они могли бы быть потрачены на газификацию домов ветеранов, на водопровод» [4].

Актера Назарова назвали сумасшедшим из-за стиха о “бессмысленном параде”: Но многие подписчики Назарова в соцсети высказались в его поддержку. “Память – это не раз в год прогнать технику и потратить деньги на салют! Память – это сытые старики!”, “Мне эта псевдопатриотическая показуха не нужна. И ветеранам уже не нужна”, “Вы абсолютно правы! Парад чего? Нищих ветеранов” – гласят комментарии” [5].

Назвав парад бессмысленным, Назаров получил в ответ волну организованного гнева: “Актер признался, что люди очень эмоционально отнеслись к его размышлениям. С одной стороны, очень много людей после этого подписались на его страницу в инстаграме, выразив, таким образом, солидарность с его позицией, но немало было разгневанных и откровенно агрессивных посланий. – Мне сыпались угрозы: «Мы знаем, где ты живешь, ходи оглядывайся усатое дерьмо…». Назаров объяснил, что никак не может плохо относиться к памяти о войне, потому что его дед погиб в Сталинграде, а сам он внук отца и бабушки, переживших Блокаду” [6].

То есть удар по актеру шел по множеству “орудий”, что говорит не только об организованном системном ответе, но и о том, что в результате из него делают пример-пугало, заставляющий замолчать других. То есть линейное и нелинейное измерение в такой атаке на чужое мнение.

Одновременно мы видим, что выстроенная политическая система не выдерживает существование альтернативных мнений, поскольку носит во многом ритуальный характер, благодаря которому любое отклонение становится наказуемым, особенно если эти “информационные отклонения” связаны или с известными людьми, или с альтернативными медиа, которые таким образом начинают “раскручиваться”, представляя для власти в результате более серьезную опасность. Примером последнего варианта давления власти стало закрытие всего лишь студенческого журнала DOXA. Вот информация о его “взрослении”: “DOXA создали студенты-гуманитарии “Вышки” после того, как провели несколько мероприятий о критике университета: говорили о проблемах студенчества и обсуждали студенческие протесты 1968 года во Франции. “Было какое-то напряжение между тем, что мы видели в университете, что мы читали и что нас волновало. Мы видели плохие, непродуманные курсы – и в какой-то момент возникала идея журнала, который привлекал бы внимание к этим проблемам”, – вспоминает выпускник факультета философии ВШЭ Сергей Машуков, который был соавтором первого материала журнала. Статья представляла собой перечень “худших курсов” с анонимными негативными отзывами студентов о них. Некоторые студенты, которые стали источниками для этого материала, попросили убрать свои имена оттуда после публикации, говорит Машуков. “Я понимаю людей, которые восприняли этот материал как жестокий. Но в отношении этих курсов действительно был консенсус, что с ними что-то не так. При всех недостатках этого материала – это была проблема, которая не решалась”” [7].

Руководство стало их рассматривать в качестве “разрушителей”. Но они просто другие, их мир в головах другой, и они хотят, чтобы другим стал и внешний мир. И это неприятие мира будет только нарастать. Социолог А. Архипова подсчитала, что летние летние протесты 2019 года в Москве на 20% состояли из молодежи: “Это закономерный процесс для молодых людей – хотеть изменений. Странно, если бы молодые люди не хотели изменений” (там же).

Советский вариант информационного пространства всегда противился новизне, он носил более ритуальный характер, как и выступления всех главных действующих лиц, во многом повторяющих то, что говорилось вчера. Любое”иное” было ЧП, с которым начинали бороться. В реальности оно не могло представлять никакой опасности при монопольном положении пропагандистской модели мира. Но важен был сам факт, даже если он был единичным, поскольку он мог стать “дурным” примером.

Мы видим повтор этой модели в сегодняшней России. То есть политические ток-шоу и их участники задействованы не только на стратегических направлениях, “стреляя” по врагам внешним, но даже на тактических, “стреляя” по врагам внутренним, поскольку должны реагировать на любое отклонение от генеральной линии. Правда, тем самым они завышают статус высказываний “тактических врагов”, обращая на них дополнительное внимание. Правда, как вспоминал о своей работе с Путиным Г Павловский “Все, что в мире происходит, осмысляется как спецоперация врага” [8]. Такой подход делает мир гораздо более понятным, видимо, по этой причине он и может пользоваться успехом не только у власти, но и у населения. Наличие врага создает более простой и одновременно воссоздает более древний способ построения и осмысления мира в головах. Враг всегда опасен, начиная со времен жизни в пещере.

Павловский также следующим образом объясняет выстраивание такой мощной информационной системы, что началось во времена Ельцина: “было еще, извините, контрактное задание. Оно заключалось в создании системы стратегического управления политикой и информационным полем, которые обеспечат безболезненный и законный, путем выборов, уход Бориса Ельцина на пенсию по истечении второго срока. Задача была поставлена еще в конце 1996 года, после операции на сердце. Под нее реконструировали администрацию президента, создали управление информационной политики во главе с Михаилом Лесиным. Это большая система, включающая постоянные функции, которых не было в администрации, — постоянное слежение за информационным полем, моментальное реагирование, мониторинг успешности политических акций” (там же).

И о ее будущем: “система достигла своего акме, и ее ждет сброс к простоте. Она не удерживает тех результатов, которых достигла, они вываливаются из рук. Ее кадры ищут, как все упростить. Ей предстоит пережить встречу с реальностью как неуспех, причем фатальный неуспех. Это может пройти и в мирных формах, между прочим. Но необязательно”.

Будущего не знает никто. Но по переходу от информационного к информационно-репрессивному управлению и в Беларуси, и в России становится понятно, что власть теряет управляемость: сначала мозгами, а затем и поведением. Все это, вероятно, связано с ожидаемым транзитом власти.

Современная власть не опирается на идеологию, как это было в советское время, и тогда действия власти были более понятны. Сегодня власть опирается на деньги, информацию и репрессии, имея возможность управлять ими, а с их помощью гражданами.

Властителями дум постепенно стали не писатели с книгами или режиссеры с фильмами, как раньше, сегодня властвуют над умами ведущие телевизионных политических ток-шоу, поскольку именно они находятся на точке встречи власти и массового сознания, поскольку политики не способны на такое функционирование. Они хотят руководить, а тут надо трудиться.

По этой причине все реальные информационные механизмы в государстве забираются под одно крыло. И это началось с приходом во власть: “едва ли не первое, что сделал Владимир Путин после своего вступления в 2000 году в должность главы государства, – принудил основные телеканалы, в ту пору самые влиятельные средства массовой информации в стране, действовать в интересах правительства. В начале президентства Путина только один из трёх главных национальных телеканалов контролировался властью. Спустя три года все оказались под жестким контролем государства. Пропаганда в российских СМИ обрела свою нынешнюю – кажется, вполне совершенную – форму весной 2014 года, в разгар украинского кризиса” [9].

И теперь о дне сегодняшнем: “В России в 2021 году затраты бюджета на поддержку СМИ увеличились сразу на 40%. Почти 103 млрд рублей поделили между собой Первый канал, RT, НТВ, “ТВ Центр”, ВГТРК и другие близкие к государству медиа. Большинство этих телеканалов являются коммерческими лишь формально, они существуют на дотации из государственного бюджета и сами себя не окупают. С 2013 года гиганты телевещания почти ежегодно фиксируют убытки. Например, в 2019 году чистый убыток ВГТРК (“Россия 1”, “Россия К”, “Россия 24” и др.) составил более 27,1 миллиардов рублей, а Первого канала – более 4 миллиардов. Каждый год растут расходы бюджета на деятельность телеканала Russia Today. Флагман международных медиаопераций России, RT создан в 2005 году как финансируемый государством англоязычный телеканал, предлагающий иностранной аудитории “альтернативный взгляд на текущие события”, однако представляет он не независимые точки зрения, но официальную позицию Москвы. В 2020 году RT потратил 22 миллиарда бюджетных рублей” (там же).

Мы попали в  мир информации, которая ничего не значит, поскольку она все больше отрывается от реальности. Советский информационный набор все же опирался на идеологию. Сегодня такой идеологией стало просто удержание власти на бесконечный срок. Скажем так: власть всегда хочет остаться у власти. Это продемонстрировал Сталин. Это продемонстрировал Брежнев. Это демонстрирует Путин.

И для этого используется странный синтез не идеологии, которой уже нет по закону, а как бы соединение идеологических “балок” из разных эпох. Все, что подходит, зачисляется в свой “лагерь”, не обращая внимание на негативные шлейфы.

В. Путин цитирует И. Ильина, которого хоть не читает, но слушает в машине, а это фигура весьма неоднозначная: “В 2005 году на кладбище Донского монастыря со всем государственными почестями перезахоронили перевезенный из Франции прах писателя и философа Ивана Ильина. Его в то время часто цитировали высокие государственные чины, политики, некоторые деятели культуры, считая идеологом русской патриотической мысли. В России издано многотомное собрание его сочинений. В 1933 году Иван Ильин приветствовал приход к власти Гитлера: «Европа не понимает национал-социалистического движения… Мы советуем не верить пропаганде, трубящей о здешних «зверствах»… То, что совершается, есть великое социальное переслоение; но не имущественное, а государственно-политическое и культурно-водительское… Что cделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе». С 1933 года прошло 15 лет. 15 лет после страшной войны, трагедии человечества. В 1947 году состоялся Нюрнбергский процесс. С кинокадрами из концлагерей, потрясшими мир. Тем не менее, в 1948 году Иван Ильин в статье «О фашизме» писал: «Фашизм был… прав, поскольку искал справедливых социально-политических реформ… Фашизм был прав, поскольку исходил из здорового национально-патриотического чувства, без которого ни один народ не может ни утвердить своего существования, ни создать свою культуру»” [10].

То есть в этом случае глаза закрываются на негативный шлейф вокруг этой фигуры, как и некоторых других, если они нужны для пропагандистских целей. Ильин был выслан еще Лениным, он стоял в таком перечне, вышедшим с одобрения вождя:  «Список активной антисоветской интеллигенции (профессуры)» [11].

То есть практически это близкий сегодняшнему тип уничтожения альтернативных коммуникативных потоков. Сначала отправляли за границу, потом Сталин отправлял в ГУЛАГ.

Так идет борьба за создание монолога власти из возможного диалога граждан. Монолог, заглушающий другие голоса, потом становится единственным вариантом информационных и виртуальных потоков.

С. Лурье видит эту модель в работе с историей: “Вы знаете, это такая довольно обычная для России история. Весь XIX век опирались на Отечественную войну 1812 года и вспоминали Бородинскую годовщину, писали “Клеветникам России”. Это опора на какие-то вещи, которые удались. Если нет больших успехов, то нужно придумать что-то: православие, самодержавие, Земский собор 1613 года и крещение Руси, флаг над Рейхстагом – как бы это приватизировать и выдать за. С религией, в общем, не удалось, православие не стало такой мощной вехой, они пытались с этим как-то поработать – но нет. Вот такое вот язычество, выраженное в этом культе войны и победы. При этом память о войне не восстанавливается, истинные герои забыты. Косточки русские лежат на Невском пятачке, жертв войны не вспоминают, завет Ольги Берггольц “Никто не забыт – ничто не забыто” не исполняется. Все забыто, кроме фильма о Зое Космодемьянской и героях-панфиловцах. Это совершенная правда. То есть это такая форма язычества. Не думаю, что это приведет к каким-либо положительным целям. Напомню, что советская власть строила свою мифологию вокруг, скажем, столетия Ленина или 50-летия советской власти, что немедленно привело к тому, что начали рассказывать анекдоты о Ленине, Чапаеве и слово “коммунисты” стало все менее и менее приличным. Так вот они замусорят и память о войне ”  [12].

Сегодняшних строителей этого “иного” мира тоже можно понять. Они должны делать идеологию не саму по себе, а из того, что есть в наличии. Убрав из этого списка революцию 1917 года, остается лишь война 1941 – 1945. Она понятна и еще близка. Она была хорошо раскручена советской пропагандой, поэтому и эта победа стала базовой.

Победа во все века используется в пропаганде. Октавиан в борьбе с Антонием, связанным с Клеопатрой, изображал его как “неримлянина”, порабощенного страстью и колдовством Клеопатры, а сам он настоящий римлянин, принесший в Рим мир, не имеющий египетской любовницы [13]. Он получил титул “императора”, то есть командующего-победителя.

Мирным вариантом опоры на войну стал поиск “силовика” на избрание президентом после Ельцина. Г. Павловский вспоминал контекст того времени: “Ельцин сильно переживал катастрофу Беловежских соглашений. Без этого думаю он бы не пошел на выдвижение в главы государства человека из КГБ. Здесь есть что-то личное. Что-то советское вдруг откликнулось в нем, как потом откликнется на самого Путина избиратель 1999 года. Замечу: Путин – безусловно, радикально личное решение Ельцина. Советчиков теперь много, все настаивают на авторстве наперебой. Но кто бы что ему не советовал, про Путина Ельцин решил сам. Ельцин вообще был сценарист власти, это у него общее со Сталиным. Однако Ельцин своих актеров не убивал, а просто их увольнял. Думаю, если б Примаков не пошел на союз с Лужковым, он тоже мог стать преемником. Примаков породил всплеск массовых ожиданий, и этим многое подсказал для кампании Путина. Стало ясно, где массовый нерв, каковы запросы. Нужен был тот, кто отыграет Чечню обратно, поскольку без этого Россия не верила в свое существование. Когда в 99-м году проводили социологическое исследование кого из киногероев хотят в президенты, в первую тройку популярности попали Штирлиц с Жегловым. Была даже шуточная обложка «Коммерсанта-Власть» со Штирлицем: «Президент-2000» ” [14].

То есть власть прочно ассоциируется не с хлюпиком в очках, а с силой. Массовое сознание жаждет сильного игрока, которому готово подчиниться. Этот вариант называется патриархальной моделью, и он наиболее характерен для старшего поколения, у которого психологически существует большая зависимость от власти. Пенсионер боится потерять пенсию, о чем не думает молодой человек.

При этом есть также вариант воздействия не только прямо, но и с помощью мягкой силы, что является примером нелинейности. Мы можем смотреть на нее как гибридную, поскольку это воздействие идет в одной плоскости, например, развлекательной, чтобы получить результат в другой, например, политической. Именно так можно расценивать советский проигрыш в холодной войне, когда, утрируя говоря, американские джинсы победили советскую атомную бомбу. Для молодежи джинсы (и подобные вещи) оказались важнее и сильнее, чем ракеты. Тут, конечно, следует добавить, что перестройку  делали сами ЦК КПСС и КГБ, но делать ее их убедила сама жизнь. Дети номенклатуры учились на международных специальностях, включая даже просто иностранные языки, что говорит в определенной степени и атмосфере дома. И сегодня, оказалось, что дети всех генсеков от Сталина до Андропова давно живут за рубежом [15 – 20]. Это все понятно, мы все люди, но не совсем честно…

В мозгах “Джинсы” сильнее “Бомбы”, в реальности, понятно, все будет наоборот. Но в мирной жизни мозги сильнее. Они еще сильнее, когда их не пугают, а завлекают. Собственно говоря, это и есть “мягкая сила”, побеждающая “жесткую”. Но плюс к этому “жесткая сила” работает по охраняемым объектам, зато “мягкая” движется туда, где такой условной охраны нет.

Любое снятие границ, даже самое малое, разрушало СССР. С. Волков, например вспоминает: “приезд афроамериканской оперы со спектаклем “Порги и Бесс” в Москву. Это была сенсация, которая изменила понимание, отношение к американской музыке. Тогда впервые со сцены можно было услышать эту потрясающую оперу Гершвина. Или другой пример – победа Вана Клиберна на первом Международном конкурсе имени Чайковского. Это тоже была сенсация, которая затронула широчайшие круги советской публики, это не касалось только меломанов. Сейчас проходят конкурсы Чайковского, но только узкий круг людей, специально интересующихся классической музыкой, в это вовлекается. Победа же Клиберна стала общесоюзным феноменом. Клиберн стал буквально национальным героем в Советском Союзе у самых широких слоев населения. Любой человек из той эпохи знает, кто это такой, сейчас такое себе представить невозможно” [21].

Итак, в холодной войне все же победили “Битлз”.  А. Генис говорит: “в контексте холодной войны “Битлз” выглядели совершенно не так, как сегодня. Дело в том, что Англия 60-х годов уже не была сверхдержавой, она уже не правила морями, это уже был маленький “изумрудный остров”, как говорил Шекспир. Но в ответ на распад империи Англия взяла реванш в области массовой культуры. “Битлз” и “Джеймс Бонд” вышли победителями в схватке с тоталитарным режимом. “Битлз” взорвали привычный образ жизни. При этом слова их, особенно первых песен, были никакими, но музыка действовала на подсознательном уровне, она означала одно – свободу. Причем эта свобода была не артикулирована, она не была свобода от чего-то. Никто не говорил, что это свобода от рабства, ничего подобного, это была свобода как таковая. И эта свобода работала в две стороны, она размывала и истеблишмент в Америке, на Западе, она создавала контркультуру, которая кардинально изменила ход жизни. Во времена вьетнамской войны уже совсем другая была обстановка в мире, и это произошло во многом благодаря, казалось бы, беззлобным песням “Битлз”, сокрушившим статус-кво” (там же)

С. Волков дает такое объяснение  феномену победы Битлз: “Это было освобождающее влияние. До этого советская песня была официозной, я не побоюсь этого слова, и даже в компаниях пели только то, что раздавалось из репродуктора. Песни бардов длительное время ни из каких репродукторов, ни на каких пластинках не появлялись. Я вспоминаю в мое время злобные реакции на еще полуподпольные выступления Окуджавы, знаменитое его выступление в Доме кино в Ленинграде, на которое была агрессивная атака со стороны официальной прессы. Высоцкий тоже подвергался беспрестанной критике. И композиторы, признанные песенные композиторы того времени в лице того же Богословского или каких-то других такого рода фигур, очень болезненно относились к популярности бардов, потому что барды отнимали у них аудиторию, отнимали денежные потоки, денежные отчисления. Они видели, что теряют аудиторию, они не знали, что с этим делать, и вели себя агрессивно по отношению и к в Высоцкому, и к Окуджаве” (там же).

“Совок” или “период застоя” это термины победившей стороны. Внутри этих терминов особо не было, поскольку люди жили и работали так, как и раньше. Более того, они видели перемены к лучшему, в то время как сегодня они скорее видят перемены к худшему.

Вот еще один взгляд на “застой” [22]:

— «Период застоя был очень странным временем. Все было одновременно. Зарубежные гастроли легендарных театров и борьба с диссидентами, мировая известность Майи Плисецкой и ссылка академика Сахарова, дискриминация евреев в сильнейших вузах и расцвет национального искусства, сотрудничество в космосе и воровство западных компьютерных технологий, фигуристы Ирина Роднина и бежавшие из страны Олег Белоусов и Людмила Протопопова. И под занавес Советского Союза все достижения мягкой силы снова оказались перечеркнуты вторжением в Афганистан»; — «на протяжении последних ста лет ни разу военные способы увеличения влияния России не давали никакого результата. В большинстве своем на силу всегда находилась еще большая сила, при этом страна почти всегда лишалась достижений, полученных с помощью мягкой силы. Чем выше был уровень авторитаризма в стране, тем меньше ее правители полагались на мягкую силу. Объясняется это тем, что это мягкое влияние означает свободу культуры, свободу предпринимательства, свободу самовыражения. Soft power не подчиняется диктаторам и автократам, ее сложно заставить служить власти, но с ее помощью легко увеличить влияние страны в мире, что дает выгоду всем гражданам. Но чем дальше Россия будет двигаться по пути авторитаризма, тем слабее будет ее влияние. И никакие силовики не смогут дать стране столько, сколько самостоятельный «Яндекс» и свободный Сбербанк, независимая Russia Today и неподконтрольный МГУ».

“Застой”, как и перестройка, был набором линейных и нелинейных воздействий, причем с двух сторон, поскольку послабление контроля если не открывает, то приоткрывает альтернативные информационные и виртуальные потоки. Они входят, неся с собой альтернативную картину мира.

Можно дать множество объяснений и обоснований, но факт остается фактом: мозги изменились, за ними последовало и крушение советской системы. Правда, “мозги изменились”, потому что сама власть приоткрыла границы с Западом, а “крушение системы” тоже произошло в результате того, что так решили ее руководители. Причем сам Горбачев был всего лишь ведомым, а не ведущим игроком всех этих процессов.

Мир в головах и мир перед глазами не совпадают, поскольку, кроме реальности, есть и ее модель. Информационные и виртуальные потоки формируют картину мира. Когда они носят системный, то есть управляемый характер,  возникает картина мира, нужная субъекту управления. У объекта управления не так много возможностей защититься от такого воздействия. Система потому и именуется системой, что проводит свои действия сразу во всех пространствах: физическом, информационном и виртуальном.

Причем то, что разрешено “своим”,  самым строгим образом запрещено “чужим”.  Например, российский Минюст включил в дело о признании художницы Апахончич «иностранным агентом» справку о ее упоминаниях в зарубежных СМИ за пять лет, а также из-за такой информации: «На предварительном заседании выяснилось, что власти приняли такое решение из-за получения девушкой зарплаты от французского колледжа за преподавание русского языка, зарплаты от “Красного креста” и гонорара за фестивали и другие переводы через PayPal» [23].

А с другой стороны в прессе прозвучали имена топ-10 руководителей спецслужб и правоохранительных органов России с интересами за границей, которых никто не трогает: хотя “за последние 10 лет число приговоров по статьям о госизмене, шпионаже и разглашении гостайны выросло в шесть раз. Шпиономанию подогревает и риторика властей о «государстве в кольце врагов». Не проходит и дня, чтобы очередной депутат, член Совета федерации, высокопоставленный силовик или чиновник не высказался об опасностях и угрозах со стороны Запада. Риторика сопровождается принятием скандальных законов, например, об иностранных агентах или о нежелательных организациях. Наконец, недавно принятые поправки в Конституцию отменяют приоритет международного права над национальным. Кажется, что Россия, по мнению властей, наводнена западными шпионами и агентами влияния. При этом родные и близкие самых высокопоставленных российских силовиков вели бизнес, используя западные юрисдикции, имели счета в зарубежных банках, а в некоторых случаях обращались за видом на жительство в странах НАТО” [24 – 25].

Система защищается, создавая двойные стандарты. Она дает тем, кто является ее опорой то, что запрещает другим. Собственно говоря, такая модель свойственна не только сфере спецслужб, но и сфере медиа, где “телешаманы”, получая все в свое распоряжение, вечерами пытаются заглушить потоки, идущие из интернета.

Л. Гозман видит причины наступившего “подмораживания” в следующем:  “Было две причины, как мне кажется, почему стали так давить. Одна причина не столько личная, я не имею чести быть знакомым с Владимиром Владимировичем, сколько корпоративные особенности. Оперативный сотрудник спецслужб не только российских, американских, немецких и так далее, не должен управлять государством, с моей точки зрения. Потому что менталитет спецслужб – это совершенно особый менталитет в любой стране мира. Это суперсекретность, они стоят над законом, для них все враги и кругом заговоры. Это их работа – это правильно, они должны так думать. Если их контролирует гражданское общество, парламент и так далее, то это нормально. Так же как, допустим, действующий генерал должен воспринимать любой движущийся объект как угрозу безопасности своей страны. Они, разумеется, ненавидят свободу, самовыражение. Вариант “если вы умный, чего вы строем не ходите?” – это, конечно, для них, это их менталитет.

Вторая причина в другом, как мне кажется, которая стала усиливаться и усиливаться. У них ничего не получается. Пока были “тучные” годы, пока нефть 150 и прочее, можно позволять чирикать кому-то, но когда становится хуже и хуже все время, надо как-то обосновывать свое пребывание у власти. Он же не может сказать: посмотрите, как мы стали хорошо жить, какие у нас хорошие дороги, какая хорошая медицина и так далее. Он это периодически говорит, но ему никто не верит, потому что все видят, как на самом деле. Ему нужно обоснование, я имею в виду коллективному ему, почему ты у власти. Потому что кругом враги. Потому что враги внутри, враги снаружи, на нас хотят напасть, нас хотят унизить, нас хотят поставить на колени и все прочее. Когда военное положение, естественно, нельзя позволять всяким наймитам наших врагов, вроде вас или меня, чирикать что хотят, потому что все для фронта, все для победы”  [26].

С.Алексиевич добавляет еще такой аспект, идущий из прошлого: “наша культура – это культура насилия. Она глубоко вплетена в историю. Иначе мы бы не слышали по телевизору реляции о новом танке, о новом самолете, о новом крейсере. И поэтому маленький человек может только одним защититься – лишь бы не было войны. Я родилась в Украине и выросла в белорусской деревне и все время это слышала. О большой войне говорят скорее сейчас. Мир оказался на таком повсеместном градусе ненависти, что раньше такие проблемы решались только большой войной. И все после нее начиналось наново” [27].

Для Глеба Павловского проблема лежит не в наличии или отсутствии современных технологий: “Я не думаю, что не было возможности объединяться и протестовать. Я даже думаю наоборот, что тогда в 90 годы ходили, протестовали в значительно большем числе, чем протестуют сегодня. Если у тебя поставили дома телефон – это не значит, что ты кидаешься к телефону и договариваешься о создании антигосударственной организации. Во-первых, потому что его могут снять, а тебя посадить. Я думаю, что проблема в людях, а не в технических средствах. Социальные сети, между прочим, прекрасно подходят для формирования нового тоталитарного сознания, я не сомневаюсь в этом. Потому что они формируют на самом деле новый закрытый мир, мир, в котором нет памяти. Не может человек поставить вопрос о том, что было год назад, потому что это не актуально, актуально то, что было вчера.

Даже свою ленту трудно просмотреть, кто в здравом уме будет просматривать свою ленту. Это уже не роман “Война и мир”, то есть нет места большим текстам и нет места анализу. Анализ нельзя вместить не только в строку Твиттера, но нельзя вместить и в запись в блоге. Реплики, это разовые реплики. Ты сказал – красиво, много лайков. Пошел дальше. Забыл. То есть потенциально, как и в любой человеческой системе, в социальных сетях может возникнуть угроза человеческой свободе. И она возникнет, я абсолютно уверен. Какие-то зачатки этого мы видели в стадах платных троллей, которые носятся с топотом и ржанием и периодически начинают все кричать что-то одно в одну дуду то против Pussy Riot, то против американских усыновителей, то еще что-нибудь. Это тоже кто-то делает. Это такой управляемый плебс, на самом деле десоциолизированный, социопатичный и являющийся патриотами только по платежной ведомости. Понятно, что изменится ведомость, изменится и патриотизм. Так что здесь нельзя рассчитывать на то, что социальные сети сами сделают, создадут гражданское сознание”  [28].

Мир управляем прямым и косвенным воздействием. Не зря на “мягкую силу” как на способ воздействия Дж Най обратил внимание уже в наше время, хотя, конечно, она существовала всегда. Просто мир действительно стал мягче к человеку, но при этом надо было сохранить управляемость, и ее сохранили, расширив инструментарий воздействия. Линейное воздействие – заметно, нелинейное – проходит мимо. Оно казалось более сложным, когда были другие, более физические методы, воздействия. Когда физические методы отходят в сторону, приходится пользоваться иным инструментарием.

И наоборот, возможен возврат к физическому инструментарию. С. Осипова пишет: “Пытаться заставить молчать могут кого угодно: журналистов и врачей, заключённых и силовиков, политиков и случайных свидетелей того, как колонна танков едет в сторону границы. И чтобы заставить молчать, представители власти “демократической” страны используют, как ни странно, законы, а часто и вовсе принимают именно для этой цели новые. Так были придуманы законы об “иностранных агентах” – НКО, физических лицах и СМИ; статья о митингах (“дадинская” ст. 212.1 УК); ужесточения в уставе Вооруженных сил России, которые запретили военным указывать информацию о своей службе в интернете и СМИ и иметь телефоны на службе; выхолащивание ОНК; запрет Министерства здравоохранения врачам публично высказываться о коронавирусе и многое другое.

Потому что если у кого-то получилось добраться до правды, то он должен молчать – не давать интервью, не проводить расследования, не выходить на акции протеста, не осаждать информационную крепость. <> Это попытки поставить блок на всех, кто имеет доступ к хоть сколько-нибудь общественно важной информации, которую, по мнению представителей власти, этому самому обществу знать необязательно и даже вредно. Гражданам показывают, что прийти могут за каждым: за тем, кто открыто противостоит вранью и коррупции; за тем, кто участвует в выборах; за тем, кто пишет об этом; за теми, кто рассказывает о протестах и поддерживает их участников. Гражданам показывают, что правоохранителям неважно, кого задерживать, сколько лет задержанному или арестованному, чем он занимается, кто у него на попечении, как треснет или сломается его жизнь и жизнь его близких”  [29].

И это теперь называют ресоветизацией в отличие от десоветизации недавнего прошлого. Е. Мишина пишет  [30]:

– “В последнее десятилетие российское нормотворчество и российское правоприменение ясно демонстрируют, что ветер перемен теперь дует совершенно в другую сторону. Десоветизация, одна из ключевых задач постсоветской трансформации, не просто перестала быть приоритетом — она исчезла с повестки дня. И наш паровоз теперь летит не вперед, а назад, в советское прошлое. Можно называть разные даты начала процесса ресоветизации. Но наиболее четко эта тенденция обозначилась с начала 2010-х. И не просто обозначилась, а стала мейнстримом. Все изменения, произошедшие в этот период — это кирпичики, используемые при строительстве стены, которой Россия начала отгораживаться от общепризнанных демократических принципов и принципов и норм международного права. Одновременно с этим начали возрождаться самые худшие традиции и практики первых десятилетий советской власти. Более того — инициаторы этих изменений возвращают страну в период классовой борьбы, когда враги и снаружи, и внутри, и врагов этих следует изобличить и обезвредить”;

– “Дело DОХА показало, что возвращается еще один хорошо известный советский принцип — принцип аналогии. Согласно этому принципу, если действие или же бездействие считалось общественно опасным деянием, но при этом данный состав преступления не был предусмотрен действующим уголовным правом, это вовсе не означало невозможность уголовного преследования за совершение такого деяния. Здесь на авансцене выступал судья, которому надлежало изыскать в действующем советском законодательстве состав преступления, сходный, по определенным признакам напоминающий или аналогичный совершенному действию (бездействию). Эту норму и подлежало применить в конкретном деле”.

Мы стали жить в мире перемен, но в ряде случаев этот мир перемен разворачивает нас назад, поскольку система управления оказалась неспособной к новым реалиям. Она начинает разворачиваться к проверенному советскому принципу властного монолога путем запрета любого альтернативного мнения. При этом новые поколения тяжело воспринимают этот разворот.

Автор: Георгий Почепцов; профессор, эксперт по информационной политике и коммуникационных технологиях; Rezonans

Оставить комментарий

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Мария Шарапова

Опубликовано

80 лет назад, 19 сентября 1941 года в Киеве, занятом немецкими войсками, начали взрываться здания. Минирование города соответствовало сталинской политике уничтожения в немецком тылу: по возможности всего, что стоит, и почти всего – что движется.

До сих пор эти взрывы окутаны мифами, главный из которых – роль НКВД, которая преувеличивается, а иногда вообще выдумывается. Между тем, подобные операции были прерогативой армейских сапёров и спецслужб, уровень секретности в которых традиционно выше, чем в госбезопасности, пишет Радио Свобода.

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Нацистский караул в Киеве 19 сентября 1941 года. На заднем плане – один из взорванных мостов через Днепр

Несколько лет назад автору этих строк в приёмной архива Министерства обороны в Подольске (ЦАМО) дали номер телефона архива ГРУ. Заветные семь цифр были записаны в общем перечне столичных хранилищ документов – на листке бумаге. Ошалев от счастья, я нажал кнопки мобильного и в ответ на анонимное «Алло» назвал себя, добавив: «Это архив ГРУ?» Последовал вопрос на вопрос: «Кто вас сюда направил?» Я сдал с потрохами архивистку ЦАМО. С напором в голосе моя собеседница произнесла:

«Это архив Министерства чрезвычайных ситуаций…» Наверное, в каком-то смысле она была права. На попытку выяснить адрес последовал ответ: «Это маленький архив, только для сотрудников МЧС». На следующий день сотрудница ЦАМО выглядела так, как будто только что съела пару лимонов, но не ругалась, соблюдая конспирацию (сейчас эта архивистка на пенсии). Попросил приятеля из милиции узнать адрес по номеру телефона, но база МВД по столице и Подмосковью сообщила, что этот номер ей неизвестен. Спустя некоторое время, набрав эти цифры – 4499889 – я услышал вполне честный ответ робота, которым и сейчас может насладиться каждый досужий читатель: «Набранный вами номер в настоящее время свободен и не назначен никакому абоненту. Если вам позвонили с этого номера, то это, скорее всего, мошенники…»

Тем не менее, документы, указывающие на роль армейцев в разрушении центра Киева и иных подобных операциях, сохранились и в других архивах.

Среди аналогичных действий советской стороны эта акция выделяется скорее по масштабу и эффектности, нежели чем по жестокости по отношению к людям. Уже 3 июля 1941 г. Сталин, оправившись после шока от немецкого нападения, произнес свое знаменитое воззвание к народу: «Дорогие братья и сестры, к вам обращаюсь я, друзья мои…» Однако главным в этой речи была не трогательная форма, а провозглашение тактики выжженной земли: «В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды… для борьбы с частями вражеской армии… для взрыва мостов, дорог, порчи телеграфной и телефонной связи, поджога лесов, складов и обозов… При вынужденном отходе частей Красной армии не оставлять противнику ни одного килограмма хлеба… Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывоза его в тыловые районы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно быть уничтожено».

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Генерал Леонтий Котляр в 1941 году являлся начальником Главного военно-инженерного управления РККА. 28 апреля 1945 года он был награждён «Золотой Звездой» Героя Советского Союза

Даже советский диверсант Илья Старинов полагал, что этот призыв не укладывается в рамки аргумента «это же была война!»: «Если бы требование Сталина было выполнено, то во время оккупации вымерло бы почти всё население левобережных областей Украины и оккупированных территорий России». Да и самим исполнителям диверсий в таком случае в безлюдной пустыне выжить было непросто. В этом смысле также показателен пункт о поджоге лесов, в которых, по правилам партизанской войны, и должны были прятаться отряды.

Эта директива была повторена в приказе ГКО за подписью Сталина от 10 июля 1941 г. командующим округами, фронтами и армиями: «…Обязать главкомов почаще разбрасывать с самолетов в тылу немецких войск небольшие листовки за своей подписью с призывом населению громить тылы немецкой армии, рвать мосты, развинчивать рельсы, поджигать леса…»

В Центральном государственном архиве общественных объединений Украины (ЦДАГОУ) хранится приказ начальника охраны войскового тыла Юго-Западного фронта полковника Владимира Рогатина 21 июля 1941 года, где эти общие установки Центра конкретизировались. Одной из задач диверсионных групп, действовавших в тылу врага, значился поджог «лесных массивов, прилегающих к коммуникационным линиям противника, и хлебных полей». То есть предписывалось уничтожать те естественные укрытия, откуда диверсанты могли наиболее удобно наносить удары по железным и шоссейным дорогам и линиям связи. Иными словами, бойцы побуждались к экологическому вандализму.

Германская Служба безопасности (СД) в сводке № 48 от 9 августа 1941 года доносила, что в деревнях Житомирской области эти установки были хотя бы частично выполнены: «Население, у которого русские забрали или разрушили необходимейшие хлебоуборочные машины, находится в беспомощном положении».

Активно привлекались к подобным заданиям и свежесозданные диверсионные отряды различных ведомств. Если доверять названной сводке СД, которая хранится в Федеральном архиве Берлина, в июле 1941 г. на территории Волыни было высажено около 200 парашютистов, среди заданий которых было уничтожение урожая. В следующем аналогичном документе – уже от 27 августа – обозначалась схожая опасность: «Создание банд, которые сразу же после сбора урожая хотят его уничтожить (Ковель)».

Нацисты активно использовали этот приказ в пропаганде как на солдат вермахта, так и на население СССР, и к моменту взятия Киева были в какой-то степени готовы к подобным эксцессам.

В частности, так описал вступление в столицу Украины в своем дневнике неизвестный офицер штаба 29-го армейского корпуса – этот документ сохранился в архиве СБУ: «Население с удивлением стоит на улицах. Оно еще не знает, как себя вести… Когда мы подъехали к толпе, из неё вышел возбужденно жестикулирующий человек… Он хотел указать нам дорогу к гостинице «Континенталь», где должен был разместиться наш штаб. Когда мы прибыли туда… соседи сказали нам, что большевики перед отступлением минировали этот дом, и предупредили нас, чтобы мы в эту гостиницу не вселялись. Так как русским во всем должно верить, то генерал приказал до основательного осмотра здания разместить штаб в других домах…»

Дома взрывались и загорались то в одном, то в другом месте столицы. В частности, взрывы объектов около Лавры на территории Печерской крепости (цитадели), не исключались, но не были предупреждены: «Сначала взлетела в воздух площадка перед цитаделью, на которой находился наблюдательный пункт артиллерии и зенитное орудие. Жители уже вчера указывали, что это место, возможно, минировано русскими. Сапёры обыскали весь район, но взрывчатых веществ не нашли. Взрыв отнял у нас много офицеров, унтер-офицеров и солдат… Сейчас же, после взрыва площадки, последовал второй взрыв вблизи цитадели, разрушивший дом и этим перегородивший улицу, – чего, собственно, и добивались».

24 сентября начали взрываться здания в самом центре Киева. Первым взлетел на воздух кинотеатр на углу Крещатика и Прорезной улицы. Потом начали взрываться другие здания на той же улице. Через некоторое время превратился в груду щебня городской почтамт… Постепенно, здание за зданием, взрывался и полыхал весь Крещатик, ведь до этого рядом с тротилом и аммоналом нередко закладывались и бутылки с горючей смесью.

Попытки немцев погасить пожары в центре Киева не дали результатов и, чтобы локализовать огонь в тот жаркий сентябрь, они начали взрывать здания на соседних с Крещатиком улицах. Как писал историк Дмитрий Малаков, всего от взрывов советских и немецких мин была уничтожена четная сторона Крещатика – от Институтской улицы до Бессарабки, ул. Институтской до Ольгинской, вся Ольгинская, Николаевская (сейчас – ул. архитектора Городецкого), Меринговская (сейчас ул. Заньковецкая), половина Лютеранской (до Банковской), Прорезная до Фундуклеевской (сейчас – Богдана Хмельницкого). С лица земли был стёрт не только массив административных зданий, хозяйственных построек и жилых домов, но и немало шедевров архитектуры. Большинство погибших составили не оккупанты, а киевляне.

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Генерал Георгий Невский занимал в 1941–1942 годах должность начальника инженерных войск Юго-Западного фронта

Нацисты обвинили во взрывах евреев и использовали пожары и разрушения как предлог для массовых расстрелов в Бабьем Яру.

Долгое время считалось, что Киев заминировали представители НКВД. Возможно, эти слухи были вызваны негативным отношением населения к силовой структуре, и любое жестоко-разрушительное действие приписывалось чекистам.

С другой стороны, и сами сотрудники компетентных органов всячески боролись за честь мундира. Ещё в 1963 году в столице Украины в сборнике документов «Киевщина в годы Великой Отечественной войны» была опубликована справка КГБ о деятельности группы Ивана Кудри, и этот замшелый пропагандистский документ офицер ФСБ Алексей Попов перепечатал в книге «Диверсанты Сталина», изданной в 2004 году в Москве: «В городе… не прекращались пожары и взрывы, принявшие особенный размах в период с 24 по 28 сентября 1941 года. В числе других был взорван склад с принятыми от населения радиоприемниками, немецкая военная комендатура, кинотеатр для немцев и др. …Нет сомнения, что к этому приложили руку лица, имевшие отношение к группе «Максима» (Ивана Кудри. – Прим. РС). Главное же состояло в том, что заносчивым фашистским «завоевателям» эти взрывы давали понять, что хозяином оккупированной земли являются не они».

Однако в ходе сентябрьских взрывов взлетела на воздух одна из явочных квартир группы Кудри, где содержалась ценнейшая техника.

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Маршал Виктор Харченко, начало 1970-х (на фотографии он с погонами генерала-полковника)

И в этом не было ничего удивительного. Ибо уже в вышедших в эпоху застоя стотысячным тиражом мемуарах с красноречивым названием «…Специального назначения» маршал Виктор Харченко с гордостью отчитывался о масштабе, с которым он сам и его армейские коллеги пускали строения на воздух в 1941 году: «Советские минеры начали применять приборы Ф-10 для взрывов на расстоянии. Так, действовавшая на Северном фронте рота специального минирования уже к 7 июля установила несколько радиоуправляемых фугасов. Вес их зарядов составил одиннадцать тонн взрывчатых веществ. 12 июля с расстояния около ста пятидесяти километров были взорваны три фугаса с зарядом по двести пятьдесят килограммов каждый в зданиях города Струги Красные (Псковская область России. – Прим. РС). Там в это время расположились гитлеровцы из 56-го механизированного корпуса. Это был первый в мире случай боевого использования управляемых по радио фугасов.

На Северо-Западном фронте действовали два взвода специального минирования. На стыке Северо-Западного и Западного фронтов с начала июля использовал приборы Ф-10 отряд заграждений под командованием военинженера 2-го ранга В. П. Ястребова. На Западном фронте было четыре отдельных взвода специального минирования. На Юго-Западном фронте было три взвода специального минирования. В основном они действовали в Киевском укрепленном районе».

Харченко отдельно похвалил тех военных, кто трудился в столице Украины: «Хорошо воевали саперы 37-й армии под руководством полковника А. И. Голдовича. Только под Киевом ими было установлено около ста тысяч противотанковых и противопехотных мин, шестнадцать километров электризуемых заграждений, установлены приборы для взрыва на расстоянии по радио…»,– эту фразу либо он сам, либо советские цензоры завершили выразительным многоточием.

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Александр Голдович (1900–1975)

Александр Голдович в юности в годы Гражданской войны занимался подавлением крестьянских восстаний и служил в ЧОН – Частях особого назначения. В дальнейшем он стал сапёром, воевал на озере Хасан, а с июля 1941 года стал начальником инженерного отдела 37-й армии. В базе «подвиг народа» приводится документ архива Минобороны РФ, описывающий часть его заслуг: «Полковник Голдович взрывал мосты под Киевом 20 сентября 1941 г. и последним ушёл оттуда».

Сообщим только о некоторых его дальнейших наградах: орден Красной Звезды – февраль 1942 года, орден Красного Знамени – март 1943 года, орден Отечественной войны 1-й степени – январь 1944 года (за участие в операции по форсированию Днепра), за выслугу лет – орден Красного Знамени – ноябрь 1944 года. Звания генерал-лейтенанта он удостоился в июле 1945 года. После войны Голдович являлся начальником инженерных войск Прибалтийского, а затем и Дальневосточного военных округов, и при Хрущёве, в 1956–1961 гг., служил заместителем начальника инженерных войск Минобороны СССР. Из мемуаров за его подписью вышла одна статья: «Инженерные войска в разгроме Южного крыла немецко-фашистских войск и освобождении балканских стран в 1944–1945 гг.», то есть о событиях 1941 года он предпочитал не публиковать ничего.

Да и документ из бывшего партархива Украины свидетельствует о том, что минирование провели вовсе не чекисты. В копии справки бывшего начальника инженерной службы штаба обороны г. Киева майора Михаила Чукарёва (р. в 1913 г.) «Инженерное обеспечение обороны Киева в 1941 г.», подписанной на первой странице либо самим Чукарёвым, либо тем, кто обрабатывал документ, составленный в июле – августе 1942 года, значится: «На инженерный отдел штаба обороны города инженерным отделом 37-й армии была возложена задача на минирование важнейших объектов города, могущих быть использованных противником в своих целях. Эта работа была выполнена в масштабах, соответствующих обстановке того времени. Сотни мин взрывалось с приходом частей немецкой армии в город Киев. Стены и целые здания обрушивались на головы немецко-фашистских захватчиков. 18 сентября были взорваны мосты через р. Днепр. В 14.40 того же числа был взорван последний цепной мост »Евгений Бош». Этим была отрезана возможность продвижения войск противника на восток через Киев. В течение длительного времени немцы вынуждены были искать пути отхода через р. Днепр, что растягивало его коммуникации». После составления справки Чукарёв стал старшим преподавателем тактики Мичуринского военно-инженерного училища, а затем отправился на фронт. Перечислим лишь его основные награды: два ордена Красной Звезды – 8 октября 1944 года и 6 ноября 1945 г., орден Красного Знамени – 19.11.1951 г., орден Ленина – 30 декабря 1956 г. Ряды советской армии оставил в 1960 г.

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Михаил Чукарёв. Снимок из базы «Память народа»

Помимо Голдовича и Чукарёва задачи командирам трёх спецвзводов, о которых вспоминал Харченко, лично ставили заместитель начальника инженерного управления Юго-Западного фронта (ЮЗФ) капитан Хилякин Ефим Степанович (1909 г. р.), а также помощник начальника 2-го отдела управления ЮЗФ подполковник Кашников Виктор Мефодиевич (1902 г. р), ещё до начала советско-германской войны награждённый орденом Красной Звезды. Как сообщает база данных «подвиг народа«, оба пропали без вести под Киевом в сентябре 1941 года.

Сохранились даже воспоминания одного из непосредственных исполнителей этих подрывов – они впервые были опубликованы в 1971 году в ведомственной газете «Советский пограничник», а два десятилетия спустя перепечатаны в «Литературной Украине».

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Михаил Татарский, 1940-е, фото из частного архива

Их автор – родившийся в 1920 году Михаил Семёнович Татарский, в 1937–1940 гг. обучался в военном училище связи в Ульяновске, принимал участие в советско-финляндском конфликте, а затем попал на Юго-Западный фронт, где возглавил один из этих трёх спецвзводов (11-й): «Действовать нам приходилось преимущественно ночью. Бойцы были одеты в обычные робы сантехников, размещались в палатках.

Во взводе спецназначения (это и была группа) – две автомашины с радиостанциями, несколько грузовиков, мотоцикл с коляской… Выкопанную землю ссыпали в мешки или на плащ-палатку очень аккуратно, вениками подметали мельчайшие кучки. Радиоуправляемые мины и фугасы мы устанавливали на протяжении августа-сентября 1941-го на всех участках фронта. В частности, на Житомирском шоссе, около Мышеловки, Совок, около хутора Красный Трактир, в районе Сырца.

Все заряды сработали нормально, по радиосигналу. А в Киеве было значительно тяжелее… Но всё же своё задание выполнили успешно… Выполнив все поставленные командованием задания, мы вместе с другими частями, которые защищали Киев, отступили… Попали в окружение, пробивались с тяжёлыми боями. Убедившись, что на машинах не пробиться, я решил уничтожить спецтехнику и радиостанции. Вместе с сержантом Антоновым заминировал и подорвал всю аппаратуру…» База данных «Подвиг народа» сообщает: родившийся в 1920 году в Киеве Михаил Семёнович Татарский получил орден Отечественной войны I степени 6 апреля 1985 года.

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Участник Великой отечественной войны Левченко Борис Степанович, дата рождения 21.02.1913

Командир ещё одного спецвзвода – лейтенант Борис Левченко – оказался в плену и, как пишет немецкий исследователь Клаус-Йохен Арнольд, «…побудил немцев к скорейшему извлечению заложенного, поэтому работы проводились также и ночью… Спасены были, например, «Дом Красной армии и флота» (сейчас это Дом офицеров на ул. Грушевского. – Прим. РС), территория [Печерского] монастыря и части цитадели». Благодаря показаниям пленных и помощи горожан сапёрам удалось извлечь и обезвредить сотни адских машин и многие тонны взрывчатки.

Единственный лейтенант из базы «Мемориал», чья биография похожа на этого участника войны – Левченко Борис Степанович, родившийся в 1913 году, призванный в Ленинском райвоенкомате Киева, в начале советско-германской войны – командир взвода в 45-м отдельном мото-инженерном полку, попавший в плен в сентябре 1941 года. В его учётной записи в скобках значится: «освобождён«. Хотя это слово вряд ли применимо в данном случае. База данных «Дорога памяти» сообщает дату его смерти: 2 мая 1944 года. Вероятно, он был казнён по приговору военного трибунала.

Для полноты картины не хватает биографии ещё одного лейтенанта, взрывавшего Киев, – командира третьего спецзвода. Им, согласно косвенным мемуарным свидетельствам, являлся Михаил Красиков. После проверки в доступных документальных базах можно с определённой уверенностью предполагать, что это был Михаил Иванович Красиков, родившийся 20 ноября 1911 года в селе Уладый Кяхтинского района Бурятии.

Призван в армию 29 ноября 1934 года, с 1937 года служил в 12-й отдельной инженерной роте в Киевском особом военном округе, военная специальность: старший техник-топограф. Женившись, проживал в столице Украины по адресу: ул. Короленко, 19, кв. 24. Первый год советско-германской войны командовал взводом в 377-м отдельном минно-сапёрном батальоне. На Донском фронте 9 августа 1942 года в ходе Сталинградской битвы попал в плен, но через пять месяцев был отбит Красной армией, вернулся в её ряды, где сражался до конца войны, демобилизовавшись лишь в 1951 году. Награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Михаил Красиков. Снимок с сайта «Память народа»

При освещении вопроса о том, кто же, спустя месяц после разрушения центра Киева, взорвал Успенский собор Киево-Печерской лавры, построенный в XI веке при князе Святославе Ярославовиче, отмечается похожая мифология. Уже после крушения социализма, как и в случае с уничтожением Крещатика, апологеты госбезопасности попытались приписать уничтожение святыни чекистам.

Своеобразная утка перекочевала из бульварной прессы 1990-х в книгу Дмитрия Прохорова и Александра Колпакиди «КГБ: спецоперации советской разведки», изданную в Москве в 2000 году: «3 ноября группа НКВД под командованием капитана Лутина взорвала радиофугас, заложенный в киевском Успенском соборе». Однако за последующие два десятилетия никаких новых сведений о Лутине и его фантомной группе опубликовано не было. Нет такой фамилии и в справочнике, который содержится в архиве СБУ, а выпущен был в Москве 10-м отделом КГБ СССР в 1980 году: «Перечень мест хранения архивных документальных материалов партизанских соединений, бригад, отрядов и оперативно-чекистских групп, действовавших по линии органов госбезопасности в тылу противника в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.»

Выглядит так, что в данном случае воспеватели НКВД попытались приклеить своим кумирам лавры не Красной армии, а нацистов, особенно госбезопасности Третьего рейха.

Главный аутентичный документ, который ставит под сомнение то, что Успенский собор взорвали немцы, хранится в Федеральном архиве Берлина. Это «Сводка об СССР № 130» начальника полиции безопасности и СД Германии от 7 ноября 1941 года, которая сообщает, что инцидент стал попыткой неудачного теракта: «Президент (Словакии. – А. Г.) Тисо посетил 3 ноября 1941 г. город Киев и провел посещение собора Лавры. Он вошел со своими спутниками около 11.40 в собор и оставил монастырский двор около 12.30. За несколько минут до половины третьего внутри здания собора произошел маленький взрыв.

Один из стоявших поблизости охранников-полицейских увидел три убегающие фигуры, они были расстреляны. Несколько минут позже внутри здания собора произошла сильная детонация, которая полностью разрушила здание собора. Масса взрывчатого вещества, по всей вероятности, была заложена ещё раньше. Только благодаря заботливому оцеплению и тщательной охране всего здания (т. е. всего монастырского комплекса. – А. Г.), взрывы не произошли раньше. Очевидно, речь идет о покушении на особу президента Тисо. Трое предполагаемых покушавшихся не могут быть идентифицированы, поскольку не имели при себе каких-либо удостоверений личности».

Подозрительно, что этот архивный фонд не содержит сведений о каком-то расследовании этого события, хотя, пусть и неудачное, но во всех смыслах громкое и эффектное покушение на лидера государства-сателлита должно было поставить на ноги нацистские спецслужбы по всей Украине. Я не нашёл данных об оперативных мероприятиях и в других фондах столичного германского архива. Вообще, не известно до настоящего момента какого-то подробного описания действий трёх убитых подозреваемых, без чего вопрос о том, почему взрывы, как утверждается в сводке, должны были произойти раньше, повисает в воздухе.

Одно из свидетельств оставил бывший министр вооружений и боеприпасов Третьего Рейха Альберт Шпеер, летом 1942 г. посетивший Киев: «Мне сказали, что при Советах тут находился склад боеприпасов, который потом по неизвестным причинам взлетел на воздух. Позднее Геббельс рассказал мне, что в действительности рейхскомиссар Украины Эрих Кох решил уничтожить символ её национальной гордости и приказал подорвать церковь…»

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Разрушение Успенского собора нацисты использовали в агитации. Фото и подписи к ним из брошюры «Поездка Альфреда Розенберга по Украине» 1942 г. Сборник А. Гогуна «Чёрный PR Адольфа Гитлера. СССР в зеркале нацистской пропаганды»

По всей видимости, Шпеер тем самым оправдывал бывшего шефа, сваливая вину на одиозного палача Украины – Коха. На настоящий момент можно быть почти уверенным в том, что по поводу уничтожения Успенского собора Гитлер лично отдал тайный приказ, который 9 октября 1941 года был послан шифротелеграммой руководителю СС и полиции «Россия-Юг», обегруппенфюреру СС Фридриху Эккельну. Затем сотрудники ведомства Генриха Гиммлера отселили из близлежащих кварталов население, установили оцепление, провели минирование и осуществили взрыв, не уведомив о происходящем славянина-католика Тисо, который отделался испугом.

Показания, заслуживающие внимания, дал химик Альберт Видманн в 1967 году в Штуттгарте в ходе судебного процесса против него – он обвинялся в соучастии в «эвтаназии», то есть массовом убийстве душевнобольных и инвалидов в Могилёве и Минске. В годы войны Видманн носил звание штурмбанфюрера СС, возглавляя рефентариат химии и биологии в Главном управлении имперской безопасности (RSHA).

На процессе он заявил, что поздней осенью 1941 года посетил Киев с рабочим визитом, где его подключили к «подрыву определённого здания в определённое время». Не вдаваясь в подробности, Видманн оценил тогдашние свои действия как «культурный позор». Единственным взрывом, который подпадает под это описание, являлся уничтоживший Успенский собор. Тогда прокурор и судья не обратили внимания на это высказывание и не стали задавать уточняющих вопросов. Вероятно, они предполагали, что по этому преступлению истёк срок давности. А в 1986 году Видманн умер.

Как Красная армия в сентябре 1941 года взрывала Киев

Восстановленный Успенский собор Киево-Печерской лавры

Очевидным умыслом представляется провокация и дезинформация – оболгать советы. Историк Евгений Кабанец в добротном исследовании «Гибель Успенского собора» приводит ещё четыре теоретически представимых мотива: идеологический – борьба против православия как основы патриотизма и духовности «недочеловеков», узковедомственный – конфликт нацистских учреждений между собой (стремление опорочить соперников), уголовный – взрывом заметались следы воровства культурных ценностей, а также иррациональный мотив – примитивная месть: унизить Киев, наказать город за долгую оборону и… советские взрывы, от которых погибли немецкие солдаты и офицеры.

Продолжить чтение

Новости

Пытки — дорога в дикость

Сергей Жигалов

Опубликовано

Когда обычный человек сегодня слышит слово «пытки», перед его глазами возникают образы Средневековья или картинки диких племен, живущих где-то в африканской пустыне.

Орудия пытки… Как может раса, создавшая их, считать себя разумной?

Майкл Муркок, английский писатель-фантаст

Нам сложно представить, что в цивилизованном мире людей до сих пор истязают, калечат и пытают, пишет ZN.ua. И речь не о маньяках-психопатах, а о детских приютах, гериатрических пансионатах, полицейских участках или местах лишения свободы. К сожалению, в Украине эти явления все еще не искоренены, а тема пыток в украинском обществе до сих пор табуирована и замалчивается. Но начнем с истории.

Возьмем, к примеру, XVIII век. В Европе это эпоха Просвещения, «век разума». В то же время в Российской империи, в состав которой входила часть украинских территорий, пытки являлись нормой и частью государственной политики. Во времена правления Петра І массово использовались пытки на вертикальной дыбе, причем к политическим заключенным пытки применялись более жестокие, чем к уголовным преступникам.

Во времена Елизаветы практиковалось вырывание языков. По официальным данным, за годы ее царствования языки были вырваны у более одиннадцати тысяч человек, чаще всего так наказывали за оскорбление царицы. Только в 1918 году в России юридически отменили наказание розгами вместе с почти всей системой казней и пыток.

А далее был «красный террор», за несколько лет убивший до полумиллиона человек. Согласно сведениям из рассекреченных архивов и воспоминаниям свидетелей, «красная власть» беспощадно пытала своих жертв. «Один из вариантов пыток, используемых этими людьми: крысу, запускали в трубу, конец которой был привязан к животу. Голодное животное прогрызало себе путь, поэтому человек рассказывал все, что знал и не знал», — такие шокирующие данные поведал старший научный сотрудник Института истории Украины НАН Роман Подкур.

Пытки были официально санкционированы и рекомендованы как метод ведения следствия в 1937 году. В январе 1939-го Сталин специальной шифротелеграммой известил региональных руководителей партии и НКВД, что «применение физического влияния в практике НКВД было допущено с 1937 года по разрешению ЦК ВКП(б)».

Это все происходило и во времена Голодоморов, организованных советской властью. Вследствие пыток голодом, по данным Института национальной памяти,  погибло около семи миллионов украинцев.

Не лишне добавить, что современная ФСБ России является официальной правопреемницей Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), созданной Феликсом Дзержинским для «борьбы с врагами революции и сторонниками скрытого противодействия власти». ВЧК много раз меняла название: ГПУ, НКВД, КГБ, ФСБ.

Именно поэтому День работника органов безопасности (День ФСБ) совпадает с днем учреждения Всероссийской чрезвычайной комиссии. И методы современных «кэгебистов» с тех пор почти не изменились, судя по рассказам о жестоких пытках, которые можно услышать от освобожденных украинских политзаключенных или крымскотатарских активистов. Очевидно, такие же методы использует и белорусский КГБ к критикам режима Лукашенко.

В современной Украине физические и психологические пытки являются уголовным преступлением, за совершение которого предусмотрено лишение свободы на срок от трех до пяти лет. Но, например, в тюрьмах пытки до сих пор используются как средство «перевоспитания», об этом неоднократно говорил бывший заключенный, а сейчас правозащитник, глава правления ОО «Альянс украинского единства» Олег Цвилый.

Во время отбывания наказания его неоднократно подвергали истязаниям. «Ко мне применяли пытку «заплыв». Кладут на землю мокрый матрас, туда бросают человека лицом вниз, сверху залазит какой-то бугай и тебе выкручивает руки. Он тебе выламывает их в неестественную позицию. Руки могут вообще так выломить, что они выпадут из суставов. Это страшная боль, невыносимая боль», — рассказал Олег Цвилый в интервью во время съемок документального цикла «Проти катувань».

Европейский комитет по вопросам предотвращения пыток выявил неединичные случаи пыток в колонии №25 в Харькове. В докладе приводят свидетельства, записанные от осужденных, которые содержатся или уже освободились из колонии № 25. В частности речь идет об избиении, часто вместе с обливанием водой под давлением из брандспойта или когда заключенный одет в смирительную рубашку; погружении головы в воду вплоть до состояния удушья; применении наручников, по которым потом бьют молотком, чтобы заставить их подняться до предплечья; сексуальном насилии, подстрекаемом персоналом.

Директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров напоминает, что применение пыток практиковалось во всем СССР, было легальным в годы Большого террора. 24 способа пыток, известных с тех времен, передавались из поколения в поколение и до сих пор являются основным способом расследования преступлений в России. «Украина хочет уйти от «русского мира», от старых советских рудиментарных практик, но они вновь и вновь возникают в работе правоохранительных органов Украины, это словно запечатлено на ментальном уровне. Есть доклад миссии ООН по правам человека, и я полностью доверяю их данным. К сожалению, там речь идет о том, что пытки в Украине используются на том же уровне, что и в ОРДЛО. Некоторые жертвы пыток, кого истязали возле линии размежевания, утверждают, что на подконтрольной Украине территории их пытали даже более жестоко, чем на неподконтрольной», — отмечает Евгений Захаров.

Вскоре вторая история — «Заґратовані», из цикла «Проти катувань», — будет представлена на экране одного из национальных телеканалов Украины. В ней идет речь о пытках в местах несвободы, а главным героем выступает правозащитник Олег Цвилый. Следующая история — «Притулок несвободи» — об истязании детей в Одесском приюте «Рассвет», а также о нередких случаях пыток в полицейских участках. Первая история — об известном журналисте и писателе Станиславе Асееве, который 2,5 года провел в плену незаконных вооруженных формирований в оккупированном Донецке, называется «По той бік Ізоляції». Ее уже успешно показывают на разных площадках в Украине и за границей. Автор цикла «Проти катувань» — общественная организация «Форпост», оказывающая услуги в сфере ментального здоровья людям, перенесшим пытки, жестокое или унижающее достоинство обращение, и людям, пережившим потенциально травматические события вследствие военных действий.

Хочется верить, что после просмотра таких тяжелых, но нужных фильмов, построенных на правдивых историях жертв пыток, Украина все же будет развиваться в направлении, в котором движутся цивилизованные европейские страны, а не наш северный сосед, для которого пытки — вечная традиция и повод для гордости.

Продолжить чтение

Новости

Кому талибы готовы продать богатства Афганистана

Рамиля Саитова

Опубликовано

 Прошло уже больше месяца с момента падения Кабула и возвращения к власти в Афганистане движения «Талибан», признанного террористическим. Что талибы собираются делать теперь, причем не только у себя дома, но и во внешнем мире? С кем дружить и враждовать, за счет чего и, главное, кого существовать и кому могут достаться огромные природные богатства этой очень большой страны?

Афганистан вновь объявлен «исламским эмиратом», вся власть в котором будет находиться под строжайшим религиозным контролем. Ранее талибы говорили, что в состав их правительства будут включены женщины, но обещание они не сдержали. Официальный представитель «Талибана» недавно вновь заявил, что роль женщин «заключается лишь в рождении и воспитании детей».

22 сентября талибы попросили предоставить им слово на проходящей в конце сентября в Нью-Йорке Генассамблее ООН. В своем послании они подчеркивают, что бывший президент Афганистана Ашраф Гани «был свергнут 15 августа» и что страны мира одна за другой «больше не признают его президентом». При этом инаугурация нового переходного правительства талибов все еще не состоялась, хотя ранее и была назначена на 11 сентября – знаковый день, 20-ю годовщину терактов в США 2001 года, после которых и началась последняя афганская война.

Будут ли установлены дипломатические отношения между «Талибаном» и Россией, «Талибаном» и Китаем и, наконец, «Талибаном» и какими бы то ни было западными государствами? Что будет с непрекращающимся производством и нелегальным экспортом из Афганистана героина и других опиатов? Обо всем этом и о многом другом в интервью Радио Свобода рассуждает политолог-востоковед, знаток Ближнего и Среднего Востока Михаил Магид:

– Талибы пригласили на будущую инаугурацию своего нового правительства представителей шести государств – Турции, Пакистана, Катара, Ирана, России и Китая. Почему позвали именно их?

– В этом списке в первую очередь нужно обратить внимание на представителей нового, недавно сформированного военно-политического и экономического альянса Турции, Пакистана и Катара. Пакистан – это самое близкое к талибам государство, он им всегда оказывал существенную поддержку. Что касается Катара и Турции, то это ближайшие союзники Пакистана. Видимо, этот блок и будет иметь пока что наиболее близкие отношения с талибами. Китай рассматривается талибами как наиболее желательный спонсор и как сверхдержава, которая может инвестировать в экономику Афганистана. Что касается Ирана и России, это также наиболее мощные державы, которые представлены в этом регионе и которые однозначно военно-политически и идеологически противостоят Западу. Иран имеет общую, очень длинную границу с Афганистаном, а Россия обладает собственной сферой влияния в Центральной Азии. И талибы хотят именно с этими странами поддерживать отношения.

– Кстати, а почему талибы назначили инаугурацию своего правительства на столь знаковую, всем в мире понятную дату, как 11 сентября, а потом все-таки отменили ее? Побоялись перейти еще одну условную черту?

– Да. Я думаю, что они хотели таким образом продемонстрировать всему миру свое отношение к этой дате, показать, что они как бы над всеми насмехаются, что они победили. Видимо, желали таким образом сделать довольно вызывающее заявление. Но гораздо интереснее то, что они все потом отменили. Все-таки они понимают, что пока нужно поддерживать некий свой новый имидж, что сейчас такие вещи делать не следует и они все еще пытаются выглядеть для всех «договороспособными».

– Очень важный вопрос: а будут ли установлены дипломатические отношения между Россией и запрещенной в РФ организацией «Талибан»? От чего это зависит?

– Организация «Талибан» действительно запрещена в России, и при этом Кремль активно ведет с ней переговоры. Я думаю, что все зависит, прежде всего, от будущей политики Исламского эмирата Афганистан. В Москве есть несколько точек зрения на ситуацию: одни считают, что талибам можно доверять, потому что в период их первого правления, в 1996–2001 годах, они никакой внешней экспансии не предпринимали. А есть другие мнения – что доверять им нельзя, потому что они связаны с разными другими террористическими джихадистскими движениями, от «Аль-Каиды» до разных центральноазиатских исламистских группировок. Общая линия Москвы будет определяться соображениями прагматического характера. То есть Россия будет смотреть на то, как ведет себя Афганистан под властью талибов, и исходя из этого уже будет принимать какие-то меры и решения.

Кому талибы готовы продать богатства Афганистана

Патрульный-талиб на одной из центральных площадей Кабула, теперь часто полупустынной. 23 сентября 2021 года

– Если взглянуть на ситуацию в Афганистане глазами из Кремля, то каких целей Россия, явно или косвенно, собирается там добиваться в ближайшее время?

– Основные интересы Москвы сосредоточены все-таки не в самом Афганистане, а в соседних с ним странах Центральной Азии, бывших республиках СССР. Что касается самого Афганистана, то в Кремле, вероятно, испытывают двойственные чувства по поводу происходящего. С одной стороны, США вынуждены были оттуда уйти, продемонстрировали свою слабость – и в Москве, наверное, это вызывает позитивные эмоции. Но, с другой стороны, конечно, сейчас возникла большая неопределенность в отношении будущего Афганистана и его будущих отношений с соседями, и это не может не тревожить Россию. Я думаю, что этими соображениями и будет определяться политика Москвы.

– Может ли возникнуть некая конкурентная борьба за Афганистан и за его, образно говоря, окрестности в ближайшее время? Между, допустим, Россией и Ираном, или Россией и Китаем, или Индией, Китаем и Турцией? Или еще между кем-то и кем-то? Кому может быть полезна условная кнопка с надписью «Режим талибов», на которую в своих интересах кому-то, в Москве, или в Пекине, или еще где-то, захочется периодически нажимать?

– Безусловно, Афганистан вообще уже давно, не вчера, стал зоной такой конкуренции. Но это относится не ко всем перечисленным вами государствам. Если мы возьмем Россию и Турцию, то это достаточно новая ситуация. Анкара пытается сегодня укрепить свои связи и влияние в Центральной Азии, и Афганистан является частью этой политики. Москву это, конечно, не может не тревожить. И если это направление турецкой политики будет развиваться, то Афганистан и страны Центральной Азии превратятся в очередную зону соперничества между Анкарой и Москвой. Есть даже такая точка зрения, что это уже происходит. И это будет еще одна зона, где сталкиваются интересы России и Турции, наряду с Ливией, Сирией, Украиной и Южным Кавказом. Это конечно, довольно тревожно.

Кому талибы готовы продать богатства Афганистана

Талибы на улицах Кабула. 17 сентября 2021 года

Также Афганистан остается зоной соперничества между Индией и Пакистаном. Индия вообще была одним из главных доноров прежнего Афганистана, и когда правительство Ашрафа Гани потеряло власть и пало, случившееся стало для Дели большим ударом. Потому что ее главный соперник в регионе, Пакистан, как раз сделал ставку на талибов и им оказывал поддержку. Исламабад вообще рассматривает Афганистан как свою, что называется, «стратегическую глубину» и как один из важнейших элементов своей внешней политики, направленной против Индии. И сейчас Индия оказалась в довольно сложном положении – например, потому что Афганистан может стать убежищем для различных радикальных исламистских боевиков, которые действуют в Кашмире и в других северных регионах Индии.

И кроме всего этого, конечно, и Китай будет стараться закрепиться в Афганистане – и интерес к этому есть и у талибов, и у Пекина. К тому же Китай также является конкурентом Индии – и союзником Пакистана. В итоге Индия, вероятно, может сейчас нами восприниматься как страна, которая очень сильно проиграла в ходе последних событий. Вероятно, реакцией на все станет дальнейшее сближение Индии с США и дальнейшая интеграция Индии в различные Индо-Тихоокеанские военные проекты Вашингтона, направленные против Пекина.

– А насколько именно велика роль Китая в афганских событиях? И готов ли Китай теперь вкладываться в Афганистан, прежде всего в его природные ресурсы?

– Прежде эта роль была невелика. Кстати, попытки Китая освоить природные богатства Афганистана имели место еще во время правления Ашрафа Гани. В частности, они пытались осваивать тамошние медные рудники, и этот проект провалился – не только из-за кошмарной в целом военно-политической ситуации в Афганистане, а еще и из-за больших инфраструктурных проблем. Не было электроэнергии, были проблемы с транспортом и так далее. Так что китайцы вынуждены были бросить свой тамошний проект, несмотря на то что у них имеется очень большой опыт в том, что касается работы в проблемных странах.

Тем не менее, у Китая существуют очень обширные планы в отношении Афганистана. Во-первых, это сказочно богатая страна, это просто пещера Али-Бабы из восточных сказок, хотя мало кто об этом пишет. Афганистан, например, иногда еще называют и «литиевой Саудовской Аравией», потому что там колоссальные запасы лития, стратегического сырья, необходимого для «зеленой энергетики» и всех технологий будущего. Стоимость этого лития, по прогнозам, вырастет в десятки раз в ближайшие годы. Кроме того, в Афганистане есть колоссальные запасы меди, золота, железа и других ценных ископаемых. И конечно, Китай, с его растущей могучей экономикой и промышленностью, зарится на эти богатства.

Кроме того, Пекин выстраивает во всем мире свою глобальную сеть, колоссальный инфраструктурный проект, который должен превратить Евразию в единый рынок под управлением Китая – тот самый «Пояс и путь». И Афганистан также интересует Китай как один из возможных транспортных коридоров для этой гигантской системы «нового Шелкового пути». И наконец, у Пекина есть свои страхи, связанные с талибами. Потому что в Китае также действуют уйгурские исламские сепаратисты, и Китай очень боится, что Афганистан при талибах может стать базой или убежищем для этих людей. И, чтобы этого не случилось, Китай заинтересован в максимальном развитии отношений сейчас с новым талибским режимом. Но, учитывая то, насколько сложно работать в Афганистане, в Пекине готовы к тому, что в ближайшие несколько лет у них не получится всерьез вкладываться в афганскую экономику, инфраструктуру и добычу полезных ископаемых. Потому что это очень трудно.

– В целом интересно, что теперь будет с экономикой Афганистана, которая на нынешнем этапе оказалась уже за гранью катастрофы. На какие деньги намерен существовать режим талибов?

– Это не совсем понятно. Кстати, именно с тем, что режим талибов уже переживает финансовую катастрофу, и связаны их попытки сотрудничать с другими государствами, и особенно их надежды на Китай. Во-первых, Афганистан в последние два десятилетия во многом жил благодаря международной помощи. Донорами Кабула были США, упомянутая выше Индия, некоторые европейские страны, а также 30 международных организаций. Масштаб этой финансовой помощи равнялся 40 процентам ВВП Афганистана. Вряд ли сейчас страна при новом режиме будет получать эту помощь. Во-вторых, из Афганистана вывезены золотовалютные запасы местного Центробанка, они сейчас оказались под контролем США – что и понятно, с чего бы Вашингтону оставлять еще и эти деньги талибам? И как теперь талибы будут оплачивать работу в общественном секторе, работу больниц, школ, каких-то общественных учреждений?

Согласно расчетам экономистов, у них осталось не более 10 процентов средств в данный момент, необходимых для оплаты общественного сектора. И если они не найдут из этой ситуации какой-то выход, то, конечно, в Афганистане может очень серьезно обостриться социально-экономическая ситуация, и такое уже происходит. И эта экономическая, гуманитарная, социальная катастрофа может привести к новой политической турбулентности. Вот поэтому талибы и ищут лихорадочно выход, поэтому они и отказываются от каких-то новых радикальных заявлений, и поэтому они налаживают контакты с Китаем и с другими странами.

– Когда мы говорим об афганской экономике, неизбежно всплывает тема афганского мака и производства там героина. Страна эта по-прежнему остается главным поставщиком нелегальных опиатов для всего мира. Как теперь может измениться ситуация, в какую сторону?

– Афганистан, например, поставляет около 90 процентов опиумных наркотиков на рынки Европы. Согласно подсчетам, с одной стороны, американских военных, а с другой стороны, ООН, где-то до трети ВВП Афганистана – это доходы от наркотиков. Примерно до миллиона человек заняты в этом секторе. Этим нелегальным производством занимались и талибы, и силовики режима Ашрафа Гани, и все это отмечено в документах ООН. Сейчас все это наркопроизводство перешло под контроль талибов. Я не думаю, что в ближайшем будущем они станут его сильно сокращать, хотя бы потому, что где еще они найдут рабочие места для миллиона человек? Но что будет в далекой перспективе, что будет в будущем с Афганистаном, этого сегодня никто не знает, и это относится и к наркотрафику.

Кому талибы готовы продать богатства Афганистана

Посевы афганского мака в провинции Гильменд. Весна 2021 года

– Насколько талибами удалось установить контроль над всей территорией Афганистана? Что можно сказать о протестах, которые там продолжаются и которых вроде бы после их победного входа в Кабул никто не ожидал? В частности, идут даже протесты отчаянных и отчаявшихся афганских женщин, недовольных их кошмарными жесткими ограничениями, запретами на работу, просто на выход из дома, на обучение девочек в школах, этим «средневековым дресс-кодом» и так далее.

– Есть даже сейчас международная акция, которую начали женщины родом из Афганистана, она называется «Не трогай мою одежду», это популярный хештег #DoNotTouchMyClothes. Женщины надевают разные национальные костюмы, таджикские, хазарейские и другие, и делают фото и видео в этих костюмах. Да, действительно, идут протестные акции, в них участвуют, видимо, несколько сотен женщин, ну, может быть, несколько тысяч. Но, при всем моем уважении к отважным участникам этих движений, я все-таки не думаю, что талибы – это та сила, на которую может произвести какое-то впечатление мирный протест. Они 27 лет воевали, в том числе 20 лет – со сверхдержавой, и в итоге покорили Афганистан, и вряд ли на этих людей с их радикальными идеями мирные протесты производят хоть какое-то впечатление.

Что касается движения «Талибан» и того, насколько они в целом в состоянии контролировать Афганистан, вот это очень большой вопрос. Движение талибов вообще изначально формировалось вокруг индопакистанской мусульманской религиозно-правовой школы Деобанди в 90-е годы прошлого века, и считается, что это одно из наиболее жестких и архаичных течений ислама. Когда они первый раз пришли к власти в 1996 году, от них ждали того, что они установят авторитарный режим и будут жестко подавлять любые местные обычаи. Авторитарный режим они установили, а вот с местными обычаями получилось сложнее.

Дело в том, что они ввели, прежде всего, систему своих шариатских судов в пуштунских районах Афганистана, и там эти суды довольно неплохо себя зарекомендовали среди пуштунского крестьянства. А пуштуны составляют где-то в общей сложности 42–45 процентов населения страны. И среди пуштунских крестьян талибские шариатские суды получили определенное влияние и поддержку, потому что они оказались не коррумпированными или мало коррумпированными. Они, в общем, соблюдали местные правила и обычаи и следили за тем, чтобы богатые не слишком прижимали бедных. В итоге талибы так и сумели создать свою армию, которая в основном и состоит из пуштунских крестьян. То есть «Талибан» – это не только религиозное движение, это пуштунское национальное движение. И в социально-классовом смысле – движение вооруженных бедных крестьян. При этом принципиально то, что это крестьянское движение не является самостоятельным. Во главе его стоят все же различные богатые, влиятельные пуштунские кланы и семьи, которые используют «Талибан» для управления этими воинственными крестьянами.

Но социальная база талибов – это где-то лишь треть населения Афганистана, это провинции, где живет пуштунское крестьянство. А вот более светские крупные города, а также зоны проживания национальных меньшинств – таджиков, узбеков, шиитов-хазарейцев – это места, где у талибов нет серьезных корней и нет никакой общественной поддержки. Когда они пришли к власти в прошлый раз, в 1996 году, они в общем соблюдали права пуштунов, но очень жестко вели себя и в Кабуле, преимущественно таджикском и более светском, и в шиитских хазарейских зонах. Сотни тысяч людей тогда бежали из Афганистана.

Сейчас большой вопрос – как они будут себя вести в Кабуле, как они будут себя вести в значительной степени шиитском Герате, в других афганских регионах, населенных меньшинствами. Это пока непонятно. И мы не можем вычислить на самом деле степени их дальнейшей жестокости и степени их влияния в этих регионах. А от этого очень сильно тоже зависит, наряду с экономикой, стабильность Афганистана. В пользу талибов говорит сейчас только одно – то, что в Афганистане никто не хочет воевать. Все афганцы устали от войны, они хотят посмотреть на то, что будет дальше.

Кому талибы готовы продать богатства Афганистана

Блокпост талибов в городе Кандагар. 21 сентября 2021 года

– Остальной мир сейчас волнует не столько это, наверное, сколько то, насколько талибы будут склонны или не склонны к внешней экспансии. Потому что на этот счет существуют очень разные мнения и идут горячие споры.

– Вообще их руководству сейчас такого рода игры вряд ли выгодны. Именно потому, что у них масса проблем, о которых мы упомянули, и социально-экономических, и этнополитических. К сожалению, есть другая проблема: движение «Талибан» не является каким-то монолитом, это коалиция различных фракций и полевых командиров, довольно самостоятельных. Изначальное радикальное исламистское ядро их идей было размыто именно потому, что они представляют собой сложную коалицию разных богатых пуштунских кланов. И мы не знаем пока, какую политику будут вести разные группировки, смогут ли вообще талибы централизованно управлять Афганистаном? А ведь от этого зависит, в частности, и их отношение к другим странам.

– Только что, кстати, талибы вновь заявили, что на подконтрольной им территории страны не появится ни террористов из «Аль-Каиды», ни террористов из группировки «Исламское государство», они их считают якобы своими врагами. Однако они там и так есть, и есть они там очень давно. Можно ли в это поверить талибам – что они будут с ними бороться?

– Да, главная проблема заключается в том, что те люди в их правительстве, которые делают подобные заявления и даже так искренне думают, возможно, на практике это осуществить не сумеют. Потому что, как уже было сказано, из-за фракционности талибов у них есть внутри разные структуры. Например, так называемая «Сеть Хаккани», или «Совет Пешавара». Это группировка, связанная с влиятельным пуштунским кланом Хаккани, – которая в новом талибском правительстве получила Министерство внутренних дел, а также, похоже, и Министерство образования. Нынешний лидер этой группировки Сираджуддин Хаккани объявлен в розыск США, и за его голову предлагают 5 миллионов долларов. Потому что «Сеть Хаккани» – это фракция талибов, на самом деле тесно связанная с «Аль-Каидой». А есть и другие группировки – осколки каких-то джихадистских салафитских движений из Центральной Азии, которые тоже имеют связи в Афганистане.

С учетом того, что столь радикальные люди, со столь мутными взглядами и со столь страшными контактами и связями, имеют большое влияние внутри «Талибана», очень сложно предсказать их политику. Но мне все-таки хотелось бы думать, что никакой внешней экспансии сейчас не будет. У талибов слишком много проблем. А чего следует, скорее, ожидать окружающим странам, так это будущих новых потоков беженцев из Афганистана в случае, если там будет продолжаться дестабилизация. Мы же видели, как точно то же самое происходило в Сирии. Любой военно-политический переворот подразумевает возможность исхода огромных человеческих цунами. Мне кажется, это сейчас главная проблема для всех соседей Афганистана.

Продолжить чтение

Новости

На Шри-Ланке от коронавируса умер шаман, создавший «зелье» от COVID-19

Мария Шарапова

Опубликовано

На Шри-Ланке от коронавирусной инфекции скончался шаман, якобы создавший «волшебное зелье», защищающее человека от COVID-19 Элиянта Уайт.

Об этом сообщает BBC, пишет Корреспондент

В свое время он предлагал вылить в реки достаточное количество созданного ним зелья. Шаман считал, что таким образом можно остановить пандемию, и не только в его стране, но и в Индии. 

Он заявлял, что рецепт зелья пришел ему во сне. Ему доверяли чиновники. Так, его отвар публично одобряла экс-министр здравоохранения Павитра Ванниараччи, которая впоследствии две недели провела в отделении интенсивной терапии с коронавирусом.

Известно, что коронавирус у 48-летнего Элиянты Уайта обнаружили в начале этого месяца, а после госпитализации его состояние ухудшилось. 22 сентября его семья сообщила, что мужчина скончался от последствий COVID-19.

Свои соболезнования по поводу кончины народного лекаря выразил и премьер-министр Шри-Ланки Махинда Раджапакс, которой в свое время даже обращался к Уайту за консультациями.

Продолжить чтение

Новости

Петербуржец спрятался в пруду от убийцы с ножом

Сергей Жигалов

Опубликовано

Во Фрунзенском районе Петербурга полиция по горячим следам задержала подозреваемого в покушении на убийство (часть 3 статьи 30 УК РФ, часть 1 статьи 105 УК РФ).

Об это сообщает пресс-служба регионального МВД. Он успел нанести гуляющему по парку мужчине несколько ударов ножом, после чего последний спрятался в пруду.

Об этом передает «Фонтанка».

По предварительным данным, нападение произошло накануне около 2:30 ночи. В парке Героев пожарных. В полицию позвонил местный житель, который увидел в пруду мужскую голову. Оказалось, что в эту ночь на спрятавшегося в водоеме петербуржца напали. Он, опасаясь за свою жизнь, скрылся в ближайшем подходящем укрытии. 

Сотрудники скорой и полиции извлекли его из воды и отправили в НИИ скорой помощи имени Джанелидзе. Там 41-летнего мужчину поместили в шоковую реанимацию. Как пишут СМИ, около полутора недель назад у него странным образом сгорела машина.

29-летнего нападавшего поймали в этот же день около 20:00. С собой у мужчины все еще был нож, который позже изъяли сотрудники полиции.

Продолжить чтение

Новости

Американскому полицейскому предъявили обвинения в убийстве чернокожего

Дмитрий Новиков

Опубликовано

Только одного полицейского из Рочестера (штат Нью-Йорк) обвинили в убийстве чернокожего Дэниела Пруда, которого задушили мешком во время задержания.

Об этом пишет Reuters со ссылкой на заявление полиции.

Департамент полиции Рочестера выдвинул обвинения в отношении сотрудника Марка Вона, который участвовал в задержании. По словам обвинения, действия офицера в итоге привели к тому, что чернокожий скончался. С требованием начать уголовное дело выступила семья Пруда, которая обвиняет полицию в убийстве Дэниела.

В марте 2020 года Пруда попытались арестовать после того, как он бегал по улице голым и кричал, что у него коронавирус. Тогда сотрудники полиции надели на него наручники и специальный мешок, предположительно предназначавшийся для защиты: офицеры боялись, что задержанный может плюнуть в них.

Однако камеры с нательных камер полицейских зафиксировали, что чернокожего также прижали к асфальту и удерживали в таком положении в течение двух минут. Вскоре мужчина перестал двигаться. Прибывшие на место медики провели необходимые реанимационные мероприятия и госпитализировали мужчину. Через неделю он скончался в больнице после отключения от системы жизнеобеспечения.

Согласно отчету о вскрытии, судмедэксперт округа Монро признал смерть Пруда убийством, вызванным асфиксией. Однако в документе также указано, что дополнительными факторами гибели стали обострение психического расстройства и острая интоксикация фенциклидином.

Продолжить чтение

Новости

На Львовщине произошла стрельба в кафе, есть пострадавший

Дмитрий Новиков

Опубликовано

В Червонограде Львовской области в местном кафе произошла стрельба с пострадавшими. Полиция уже задержала стрелка.

Об этом сообщает пресс-служба ГУ НПУ в регионе. Отмечается, что произошел конфликт между двумя мужчинами 34 и 52 лет.

Установлено, что стрельбу начал 34-летний мужчина. Медики рассказали, что у пострадавшего диагностирован «ушиб лобной и теменной области головы».

На Львовщине произошла стрельба в кафе, есть пострадавший

Полиция изъяла с место преступления пистолет, который похож на стартовый. Его отправили на экспертизу. Стрелок задержан и ожидает суда, который изберет ему меру пресечения.

Начато уголовное производство по ч.4 ст.296 (хулиганство) Уголовного кодекса Украины. Мужчине грозит от 3 до 7 лет тюремного заключения.

Продолжить чтение

Новости

Организатор «схемы» находился в СИЗО: выяснились новые детали похищения дочери бизнесмена на Полтавщине

Иван Феоктистов

Опубликовано

Организатор громкого похищения 19-летней дочери крупного агрария Василия Кириченко под Полтавой – Виты – оказался Юрий Кулявец, который постоянно находится в СИЗО по подозрению в убийстве бывшей девушки.

Таким образом, он в удаленном режиме подобрал исполнителей преступления, чтобы получить выкуп от состоятельного отца.

Об этом сообщают авторы Telegram-канала Х**вая Полтава. Не менее интересным обстоятельством, что самого Юрия Кулявца подозревают в организации поджога автомобиля его конкурента в аграрном бизнесе Игоря Кумечко.

«Если это реально так, то получается, что в городе произошла фермерская разборка», – заметили авторы публикации.

Между тем, похищенная дочь агрария и депутата облсовета Кулявца проживает в Киеве и активно ведет странички в социальных сетях. Она выставляет фото и видео довольно гламурной жизни, что по информации Telegram-канала, и стало причиной ее похищения.

«Посмотрите, как живет Карловка – будто там после ядерного удара прошел легион зомби. И как живет дочка карловского предпринимателя: лакшери, кристал, смузи и куча других «плюшек», – описывают ситуацию авторы соседнего канала.

Организатор "схемы" находился в СИЗО: выяснились новые детали похищения дочери бизнесмена на Полтавщине

Организатор "схемы" находился в СИЗО: выяснились новые детали похищения дочери бизнесмена на Полтавщине

Теперь, если информация подтвердится, и организатором похищения действительно окажется заключенный под стражу, то перед следователями встанет новая задача. Выяснить, как именно подобное дело можно «провернуть», находясь в СИЗО и каким образом Виту Кириченко выкрали в момент, когда она якобы ехала в своем автомобиле по трассе.

Организатор "схемы" находился в СИЗО: выяснились новые детали похищения дочери бизнесмена на Полтавщине
Продолжить чтение

Новости

В доме на западе Москвы нашли тела двух курсантов полицейской академии и мертвого котенка

Мария Шарапова

Опубликовано

В Москве, в доме на западе города, обнаружили тела двух курсантов полицейской академии — парня и девушки.

Об этом сообщает Mash.

Тела обнаружил отец девушки, которые приехал проведать ее. Тела молодых людей мужчина обнаружил в ванной. В квартире также нашли мертвого котенка. 

Предположительная причина смерти — отравление. Чем именно отравились курсанты, покажет экспертиза, сейчас на месте работают следователи. Между тем к дому, где произошла трагедия, подъехало много машин газовой службы. Здание оцепили, посторонних не пропускают внутрь.

Продолжить чтение